Ex Nuaedmer: Двор Нудмерона

Двор Нудмерона

 

Мы проведем этот город сквозь грядущую бурю

 

У руля корабля всегда должен быть кормчий. У судна должен быть капитан. Это правило, жизненно важное для путешествующих среди ветров и волн, столь же явно относится и к человеческим селениям. Их море – само время, несущее шторма войн и попутные ветра процветания.

Мы – команда, что ведет Нудмер по неспокойному океану запутанной политики Севера. От капитана до юнги, от барона до сборщика податей – мы держим этот галеас на плаву. Беда в том, что впереди нас не ждет тихая гавань.

Но пока живёшь – надейся.

Кто мы

Мы – это Нудмер.

Кто-то может назвать это гордыней, но это не более чем горькая правда. Наши предки возродили эту землю из пепла чужой войны. Наши предки построили стены и наладили торговлю, превратив пограничную крепость в процветающий город. И теперь мы воздаем им по заслугам, пытаясь удержать его от падения в бездну новой, последней войны.

Старые враги вновь подняли голову. Две империи ощерились друг на друга и город застыл между молотом и наковальней, ожидая удара. Стервятники Юга кружат над нашими землями, готовясь разорить останки древнейшей крепости.

Но мы – это Нудмер. И мы не позволим ему пасть.

На кого мы работаем

Кто-то может сказать, что мы работаем на себя – и он будет прав. Сродняясь, срастаясь с этим городом, мы стали его жилами и его кровью и теперь действительно работаем на себя, потому что невозможно отделить нас от города и город от нас.

Кто-то может сказать, что мы работаем на Нудмер – и он будет прав. Пусть крестьяне и ремесленники не осознают этого, пусть торговцы проклинают нас за «несправедливые» поборы – истина проста: кто, если не мы? Кто будет укреплять стены, чтобы защитить горожан от врагов? Кто будет собирать с крестьян налог зерном, чтобы в голодный год спасти их от смерти? Кто станет следить за казной и регулировать пошлины, чтобы цеха не разорились от дешевых товаров иноземцев?

Тонкие, невидимые нити оплетают город, и слишком многие отказываются видеть их, возводя частное в абсолют. Но это не важно. Простолюдины вольны заблуждаться - таков их удел.

Механизмы, которые мы и наши предки заботливо смазывали веками, все ещё работают. Даже в столь плачевное время Нудмер с трудом, но держится на плаву.

И пока живы мы – он не пойдет ко дну.

Почему ты захочешь работать с нами

Как обычный капитан может стать бароном и хозяином целого города, так и простолюдин может стать дворянином. Не имеет значения кем ты был вчера, если завтра ты готов служить своему городу и его народу.

Деньги, власть, земли – всем этим мы с радостью поделимся с тем, кто докажет свою честь и свою честность. Разделяющие нашу битву найдут достойных союзников и покровителей. Тем, кто понимает, как важен Нудмер, его честь и его слава, всегда найдется место среди лучших его людей.

Об уходящих в глубокую древность благородных родах Нудмера говорят многое, но ещё о большем – молчат. Что-то умалчивают из страха, что-то из уважения, но каждый говорящий понимает – не стоит менять капитана в разгар бури.

Куда разумнее присоединится к его команде и стать одним из тех, кто переживет надвигающийся шторм.

Почему тебе стоит бояться нас

Этот город – наш.

От сточных канав и узких улочек, до блистательных залов дворца – наш. Неугомонный порт, ядовитые топи, развалины крепости и ровная, обманчивая гладь озера – наши.

Мы знаем каждый камень мостовой и каждую трещину в стене. Чужеземцы могут тешить себя надеждами, что знают тайны Нудмера, но мы – те, кто создали эти тайны. Мы – те, кто потом и кровью скрепили камни крепостных стен, те, кто золотом устелили благополучие торговли, и те, кто издревле лавировали между двумя левиафанами Империй.

Глупо думать, что где-то нет наших людей. Глупо считать, что мы не способны узнать ваши маленькие, грязные секретики.

Глупо надеяться, что ваши трупы сумеют найти.

Чего мы хотим добиться

Мы уже добились всего, чего хотели. Создав из захудалой крепости процветающий город, мы совершили невозможное. И теперь нам осталось лишь удержать его, и главное – уничтожить тех, кто желает его гибели.

 

Пламя начинается с искры

 

- Харцбург беспокоен. Эти развалины, которые давным-давно облюбовали нищие и прочие отбросы всегда были проблемой, но только теперь наши люди докладывают о том, что нищие превращаются не просто в докучливую неприятность, но в реальную опасность. В кулуарах уже начинают поговаривать о том, что милорд Аттенал выжил и вернулся, метя на отцовский трон.

Следует как можно быстрее разузнать о происходящем в харцбурге и восстановить порядок. Пусть революции всегда пожирают своих детей, но перед этим они сполна утоляют голод куда более достойными.

- Порт издревле был самой проблемной зоной города. Слишком много новых лиц, слишком много старых обещаний и звонких монет. И тех, и других в достатке у Лайментальской Империи, которая всегда отличалась жадностью. Неспособные сказать «нет» самим себе, адельнэ жаждут взять город если не силой, то обманом. Их люди уже пытались нарушить сообщение кораблей, разорвать выгодные сделки и даже подкупить начальника порта.

Самозваным богам пора преподать хороший урок, а их пособникам из числа жителей Нудмера провести увлекательную экскурсию по городским темницам.  

- Не бывает неприятностей без южан, как дыма не бывает без пламени. Наши благородные семейства поколение за поколением рвали корни, некогда связывавшие их с Зар Нерай, но выходцы из них пытаются вести себя в нашем городе как у себя дома. Торговцы жалуются на «совершенно случайные» пожары на складах, на удивительно удобные для чужеземцев скачки цен и на неожиданный рост процентов по займам.

Даже слепой увидел бы в этом руку южан, а мы далеко не слепы. Тот, кто покажет нерайцам, как следует вести себя в приличном обществе, будет щедро вознагражден.

 

Заботы без конца

 

Даже без вездесущих лазутчиков и бесконечных интриг у города хватает проблем.

- Стража выбивается из сил, пытаясь поймать неуловимого вора, который вот уже несколько месяцев крадет у богатых… и у бедных. На первый взгляд его преступления совершенно случайны, но госпожа Лоранта говорит о старинном ритуале, что практиковала её семья. Она не желает вдаваться в подробности, и кажется, находит эту тему возмутительно бестактной, но там, где благородная леди не может доверится высокому свету, она вполне может доверится людям, которые находятся в тени.

Вора нужно остановить, а честь Лорантов – восстановить. И в процессе, было бы неплохо узнать про это ритуал… информация никогда не бывает лишней, не так ли?

- Портовая банда «Водяного» подняла голову достаточно давно, но шаткий паритет между ней и стражей не давал этому головорезу устроить в порту кровавую баню. Сейчас же, когда влияние Лоскутной Империи увеличилось, этот человек не просто грозится нарушить торговлю, но – неслыханно! – может попытаться узурпировать весь порт.

Следует избежать этого любыми силами и любыми методами.

- Улиткин рынок – сплошная головная боль. Вечная свара цеховых, свободных торговцев, лавочников, чужеземцев и даже «исконных» жителей болот… положительно невозможно даже надеяться содержать подобное место в порядке.

Едкое варево из жадных до наживы торговцев готово вскипеть самой настоящей войной, и мы не очень верим в механизмы саморегуляции, особенно когда дело касается людей… простых.

Поэтому того, кто сможет проконтролировать происходящее на рынке, и незаметно передать его в нашу абсолютную власть, ждёт награда весьма и весьма существенная.

- Окружающие Нудмер деревни были спокойны, исправно поставляя зерно и пропитание, но теперь даже там завелись подстрекатели, и крестьяне более не желают выполнять свои обязанности. То и дело нам поступают донесения о бунтах среди черни, которая, очевидно, не понимает, что, если сегодня зерно будет не убрано, то через год им нечего будет есть. Как бы то ни было, корень этих бед, разумеется, в Нудмере.

Разыскать ответственных за координацию подстрекателей и примерно наказать как вдохновителей, так и исполнителей – вот первостепенная задача.

 

Веера и кинжалы

 

Увы, но не все из нас понимают, как важно единство перед грядущими штормами. И пусть мы больше не плаваем на кораблях, но это не значит, что мы разучились выбрасывать балласт за борт.

- Сын Барона, Гъёри Аттенал, прозванный простолюдинами Синицей играет в свою, странную и тревожащую игру. Сложно угадать его настоящие мотивы и пока высший свет города решает его судьбу, стоит позаботится о подстраховке. Простой люди души не чает в младшем сыне барона, а значит нужно заранее разрушить его репутацию.

Методы значения не имеют, а вот результат – напротив. Чем ниже упадет милорд Аттенал, тем выше будет награда.

- Госпожа Клементия вот уже три месяца развлекает себя в компании некой таинственной особы, которая приходит к ней под покровом темноты. Личные предпочтения миледи – её дело, но восковая маска на лице гостьи грозит обернутся проблемами для всего города. Известным своим влиянием на чужие умы лайментальским ведьмам нет хода в наш двор. Гостью стоит вывести из игры как можно скорее, и, если Клементия увязла в её паутине слишком сильно – следует избавится и от нее.

- Давным-давно, когда наши предки только прибыли в Нудмер, одна из фамилий, Индерины, была подвергнута опале. Их привязанность к золоту оказалась сильнее, чем верность барону и за это они были изгнаны из города без права возвращения.

И вот теперь, на волне смуты, они прибыли вновь. Их люди уже не раз были замечены нашими слугами. Они снуют по болотам, пытаясь отыскать легендарное сокровище своего рода. К сожалению, это сокровище было найдено целых три столетия назад, и давным-давно пущено на… кхм, благое дело. Однако изгнанниками ожидаемо заинтересовались враги города, и есть шанс, что даже их обрывочные знания о прошлом города, могу принести Нудмеру непоправимый вред.

Возможно, для всех будет лучше, если непрошенные гости пропадут так же, как пропало их сомнительное сокровище.

 

Благородные и их металлы

 

Торговля наполняет этот город жизнью, как ветер наполняет паруса. Без живительного золота и серебра,специй и «основ» мы обречены на мучительный штиль.

- У нерайцев длинные руки, и это, зачастую, играет против них. Баснословные прибыли, что так ценят южане, порой проходят мимо скромных исполнителей и не все из них выдержанны настолько, чтобы не запустить руку в хозяйский карман. Торговец Хафар, который давно работает на Зар Нерай, последнее время слишком стремительно богатеет. Это замечаем не только мы, и значит недалек тот день, когда южане придут по его душу.

Стоит защитить этого жадного человечка, а в оплату за спасение жизни потребовать выдать все известные ему тайны нерайцев.

- Южане стремительно перехватывают торговлю в свои руки. Посредники между лайментальцами и северянами, курьеры между Нудмером и Золотыми землями… скоро не останется места, которое бы уже не захватили наши бывшие соотечественники.

Следует вернуть наших купцов в торговлю в нашем же городе и напомнить выходцам из Зар Нерай, что интересы бывают не только у них.

- Предприимчивые люди в обеих империях готовы видеть в грядущей войне исключительно возможности обогащения. И в этом не было бы ничего плохого, если бы они не забывали делиться своими прибылями.

Несколько торговцев из Лайменталя и Тентарии тайно наладили свои торговые каналы через наш город. Следует деликатно намекнуть им, что Нудмер стоило бы отблагодарить за предоставленную возможность.

 

Кошки и улитки

 

- Айлур редко привечают в цивилизованном обществе, и общество сложно за это винить. Однако несмотря на свои… особенности, некая часть кошек все ещё являются подданными Нудмера, и нам следует позаботится о них, и о нашей репутации.

Лайментальские торговцы живым товаром повадились похищать айлур и жителей болот, продавая их в рабство у себя на родине. Подобное недопустимо и следует быть немедленно пресечено… или же подобное следует делать чуть менее открыто.

С советующими отчислениями в казну, разумеется.

- Болотники кичатся тем, что были на этой земле до того, как на ней вырос Нудмер и будут после. Их заблуждения объяснимы, но недопустимы: недовольных политикой города слишком легко переманить на сторону врага. А значит нужно убедить этих людей в том, что Нудмер – их единственная защита.

В достойном обществе редко произносят подобные слова, но в данный момент слово «провокация» будет более чем уместным.  

 

Как мы действуем

Все прочие участники этой запутанной игры играют на чужом поле. Никто из них не знает всех возможностей Нудмера, не знает его истории и его силы.

Мы же знаем все. Каждая кочка на этих болотах принадлежит нам, и каждая буква в сводах законов была написана нами. А значит каждый, кто встанет у нас на пути будет иметь дело не с горсткой людей, но со всем Нудмером.

Городом, чьи тайны не стоит тревожить.

 

Законные победы

 

Не всегда следует действовать тайно. Противника, что ожидает удара из тени, следует бить на виду.  Хотят чужеземцы или нет, но пока война не объявлена, им приходится соблюдать местные законы. И какими бы талантливыми крючкотворами они ни были, наши слуги все равно лучше.

Разорить неугодного торговца, обложив его непомерными штрафами? Задрать пошлины, заставив продавать товары по заоблачным ценам? Собиратели податей всегда к вашим услугам.

Арестовать вольнодумца? Выследить шпиона и заставить перебежчика заплатить за своё предательство, наглядно и показательно разоблачив его? Тайная и не очень стража всегда на посту.

Сделать из уважаемого человека изгоя, просто-напросто отказав ему в милости быть приближенным ко двору? Церемониймейстер всегда готов поднять все свои заплесневелые тома, отыскивая даже самые незначительные прегрешения предков несчастного.

Сложно проиграть в суде, законы которого ты писал своими руками, не так ли?

 

Власть золота

 

Веками мы копили не только влияние, но и богатства. Сложно не стать обеспеченным человеком, когда ты владеешь торговым городом, что стоит между двумя богатыми государствами. И в отличие от наших неприятелей, наши деньги - при нас.

Пока иные кормят своих слуг и наемников обещаниями лучшей доли, мы предлагаем её прямо сейчас. Звонкое золото и богатые наделы не просто громкие слова – непреложная реальность. Оттого многие из тех, кто сперва работали на наших врагов, начинают работать на нас.

Ведь воробушек в руках лучше журавля в небе. Особенно если эта пташка – из чистого золота.

 

Мрачные тайны

 

Нудмер стар и мудр. Многое ведомо древним камням и многое – их хранителям. Оттого даже посвящённые с опаской вступают под тень наших стен.

Ритуалы, пришедшие из тьмы веков и артефакты, что накоплены за годы правления – на нашей стороне. Книги с тайными знаниями - в наших руках.

Там, где бессильны законы и золото, там, где пасует холодная сталь и трезвый расчёт, выходят из темноты древние знания, которыми владеют только высокородные Нудмера.

И сам город встаёт на нашу сторону.

Какие у нас есть ресурсы

Суды и законы

 

Потомственные судьи, изощренные в законотворчестве адвокаты, законники и дельцы, способные одним договором разорить неугодного торговца – все они работают исключительно на нас. Оттого все, кто угрожают нашему городу, могут оставить всяческую надежду на победу в судах.

В тоже время те, кто готов помогать городу и его жителям, могут рассчитывать на некие снисхождения и поблажки. Ведь разве справедливо наказывать человека за благие устремления?

 

Верность знающих

 

Пусть посвященные редко присягают Нудмеру – слишком уж велики их амбиции, но вот обычные люди, не обделенные талантами, всегда привечаемы здесь.

Изобретатели и алхимики под нашим патронажем создают удивительные вещи и снадобья, о которых не слышали даже в Радужном ковене.

Оттого те, кто перейдут нам дорогу, непременно будут удивлены многочисленными неприятными сюрпризами: от тайных клинков и взрывчатых веществ, до ядов, противоядие от которых есть только у нас.

 

Сила и слава

 

Пусть дружина Барона не сравнится с регулярными войсками, но зато она чувствует себя в узких улочках города как дома. И там, где другим требуется целая армия мы можем обойтись небольшим отрядом.

Закаленные в боях, снаряженные последними изобретениями городских алхимиков, и вооруженные лучшими творениями кузнецов Звонкой улицы дружинники готовы противостоять любой опасности.

Многие недооценивают дружину Нудмера, путая её со стражей, но никто не совершает эту ошибку дважды.

 

Желтая Башня

 

Содержать безумцев, которые могут стать одержимыми и одержимых, которые могут вырваться на свободу - роскошь, доступная лишь немногим. Подобное не имеет ничего общего с милосердием или альтруизмом: Желтые башни - это оружие в сведущих руках, меч, убивающий не тело, но разум.

Сны безумцев полнятся Кошмарами, они приходят извне по Тропам, что не ведут никуда. Видения и галлюцинации, фобии и помешательства рождают рваную паутину, полнящуюся гостями, что охотно принимают облик, дарованный вниманием безумцев. Совместное пребывание в Желтой Башне объединяет эти фрагменты Дерева Снов в структуру, что разъедает неподготовленный ум, как алкагест. Но ключ от этой комнаты ужасов в руках у Ключника, и он может открыть ведущую туда дверь, повинуясь приказу барона.

Избранной жертве приходит посылка - безделушка, странный предмет, изготовленный руками узников Желтой Башни. Думая о нем, пытаясь разгадать личность отправителя, пугаясь - неважно как именно жертва запутывается в узах ловушки, создает Тропу, ведущую в отражение Башни.

И по Тропе этой приходят бесчисленные Гости.

Слабовольных и впечатлительных от безумия отделяют считанные дни, хладнокровные и бывалые подчас сопротивляются декадами. Но даже сильные души редко рвут затянутый собой же аркан.

Не думай о резной фигурке человека с гроздьями глаз в животе. Верь мне, не думай!

 

Казна торгового города

 

Золото решает если не все, то многие проблемы. И мы используем его возможности ничуть не хуже кичливых южан. Там, где иные действуют угрозами, мы используем звон монет и шелест закладных.

Врагам Нудмера придется приложить немало финансовых усилий, чтобы разрушить наши планы, а вот с друзьями мы всегда готовы поделиться толикой наших богатств, стоит им только попросить.

 

Высший свет

 

Мы вхожи во многие благородные дома и салоны. И среди лайментальцев и среди благородных Тентарии не сложно найти наших друзей и партнеров. А там, где есть друзья – всегда есть рычаги давления.

Небрежным словом мы можем усложнить жизнь любому, даже братству и адельнэ, ведь они с высоты своих пьедесталов частенько не обращают внимание на тех, кто действительно правит простонародьем.

Кто дал клятву служить нам

 

Значимые

 

Катарина Рау, Страж болот

Род Катарины своим корнями уходит едва ли не к первым поселенцам. Конечно, не обошлось без некоторых сомнительных мезальянсов, но всё же, по древности рода и чистоте крови семья Рау может оставить позади многих дворян Нудмера.

Если не всех.

Оттого миссия, возложенная на госпожу Рау почти невыполнима. Каждый дворянин, владеющий наделами обязан защищать их, но как защитить свою землю, если все болота к югу от города – твои?

Поместье Катарины Рау – Моховой Камень -  находится глубоко в топях, где нет дорог, рек и куда не доберется ни дружина, ни стража города. Зато там полно болотников, беглых рабов, лазутчиков Лайменталя и Тентарии и порой забредают твари ковена Двух Лун, которые дадут фору целой армии. Обороняться от подобных опасностей и защищать от них город - задача почти невыполнимая, но род Рау справляется.

А взамен за их службу никто не спрашивает, как именно им это удается. Никто не интересуется, куда пропадают слуги, и зачем Катарина каждый свой приезд в город навещает казематы Нудмерона. Никто не стремится узнать, о каких ритуалах твердят немногие пленники, которых госпожа Рау доставляет в Нудмер для публичной казни.

Страж Болот никогда не говорит о своих делах. Она вообще предпочитает молчать, безупречно придерживаясь положенного этикета, но никогда и ни с кем не сближаясь. Сухая и поджарая, Катарина давно разменяла четвертый десяток, но несмотря на морщины на лице и заметную проседь в волосах, никто не посмеет назвать её старой.

Тайны болот должны оставаться в болотах, считает госпожа Рау. А если кому-то хочется сунуть свой нос поглубже в дела самого древнего рода Нудмера… возможно им и впрямь случится узнать, о каких ритуалах идет речь.

Узнать, но не рассказать.

 

Себастьян Аровел, командир дружины

Себастьян – потомок рода давно растерявшего былую славу и уважение. Его прадед пытался организовать переворот и сместить тогдашнего барона, но потерпел неудачу и вместе со всей семьей был изгнан из города, без права появляться. Наказание посчитали невероятно мягким, но только Аровелы знали, чего стоил главе семье подобный исход дела.

Как бы там ни было, никто не ожидал от Себастьяна восстановления семейной чести. Все пророчили ему бесславную жизнь наследника обнищавшего рода и потом удивились, когда тот поступил в дружину.

А поступив – начал карабкаться вверх с упорством улитки.

Высокий и грузный, с глубоко посаженными глазам и низкими надбровными дугами, Себастьян не производит впечатление умного человека. Многим его соперникам казалось, что сын опального рода годится только для боя, но не для тонких интриг высшего света.

Каждый из них ошибался.

Одного за другим сокрушил  их Себастьян во время своего путешествия к вершине. Где изящными интригами, где грубой силой Аровел устелил себе дорогу к командирскому плащу. А накинув его на плечи, поклялся служить Барону до последней капли крови, надеясь очистить запятнанную честь рода.

Многие сомневаются в его мотивах. Множество слухов ходит о том, кому на самом деле верен Себастьян. Поочерёдно к его покровителям причисляют и Империю, и Королевства, и южан и даже мифическое тайное общество внутри Нудмера, которое якобы на самом деле управляет городом.

Командир дружины не снисходит до опровержения подобных слухов. Напротив, он умело манипулирует ими, создавая вокруг себя отличную дымовую завесу из недомолвок и догадок.

Потому что на самом деле Аровел не врал, когда приносил клятву. Он и вправду желает восстановить честь рода.

Только вот совершенно другим путём.

Вальх Торриа, Второй, но Равный

Не смотря на звучный титул Вальх вовсе не равный. Он обычный заместитель командира дружины, и жизнь его ничуть не легче чем жизнь заместителя капитана стражи или какого-нибудь торгового приказчика. Почти все «незначительные» и управленческие дела Себастьян сбрасывает на Вальха, оставляя его погребённым под ворохом бумаг, счетов, распоряжений и доносов.  

Подобное выводит Торриа из себя, но эта ярость ничто по сравнению с тем гневом, который загорается в груди заместителя, когда ему напоминают, что он, представитель древнего и знаменитого рода, служит нищему отпрыску мятежника. Но Вальх никогда не дает своему недовольству выйти наружу. С стороны он исполнительный и почтительный помощник, полностью преданный делу дружины.

На самом деле Вальх плевать хотел на дружину. И на Барона. И на Нудмер. Его ярость постепенно превращается в безумие: во что бы ты ни стало Торриа хочет свергнуть Аровела, растоптать его уродливое лицо и превратить его в кровавую кашу.

Возможно, в этом повинная дурная, хоть и древняя, кровь Торриа, а возможно – другая постыдная наклонность Вальха. Каждый третий день декады он выходит из казарм и идет в квартал южан, что на берегу озера. Каждый третий день он встречает там молодого и привлекательного человека, и проводит с ним ночь, полную не любви, как подозревают некоторые, но разговоров.

Неизвестный человек играет на струнах страждущей души Вальха как на лютне. Разогревая его ярость и подавляя его осмотрительность под бутылку отличного лайментальского вина собеседник вытягивает из Вальха все, что тот узнал за декаду и зароняет все новые и новые семена безумия в податливую почву уязвленной гордости.

Последнее время заместитель и сам не рад этим встречам, но ноги сами, словно заколдованные, несут его в южный квартал, в маленькую, уютную комнату с длинной, удобной кушеткой.

И улыбчивым молодым человеком.

 

Отрик, Первый Судия

Закон – это игрушка. Об этом не принято говорить вслух, но каждый знает, что это правда. Играя словами можно исполнить букву закона и полностью попрать его дух, совершенно законно заточить невиновного и выпустить виноватого.

И Отрик играет на этом поле лучше прочих. Он стал первым Судией, кто достиг своего поста с помощью судебной тяжбы. Когда сын влиятельного дворянина обошел его на пути к власти, Отрик подал на него в суд. И, к удивлению всего света, выиграл. Сопернику не помогло ни громкое имя, ни взятки – Отрик надел мантию Первого Судии и с тех самых пор не снимает её даже ночью.

Можно многое сказать о главной судье Нудмера. Он стар, он порочен, он берет взятки и готов повернуть закон той стороной, которая выгодна ему самому. Но даже у него есть одно табу, которое обеспечивает ему столь высокое место.

Судия никогда не примет решение, которое вредит городу. Неважно сколь большие суммы ему сулят, там, где во внутренних спорах Отрик продаётся, как горячие пирожки, всем желающим, в спорах с противниками города Первый Судия неприступен.

Его невозможно переубедить, его невозможно подкупить или запугать. Он пережил тридцать семь покушений и потерял всю семью, когда Империя пыталась протолкнуть закон о роспуске Школы.

Отрик не уступил тогда и не уступит впредь. И за устранение это огромной занозы многие враги Нудмера готовы платить баснословные суммы.

Остальные

 

Ульга, старшая прачка

Ульга – дородная и веселая женщина, с милыми ямочками на румяных щеках. Она носит накрахмаленный белоснежный передник и забавный чепчик, под которым прячет кудрявые густые волосы. Она никогда не кричит на своих подчинённых, всегда готова прийти на помощь и обязательно подскажет новеньким девушкам как правильно гладить ворот рубахи или как красиво отпарить складки на платье.

Никто и никогда не поверит в то, что Ульга – убийца. В то, что за её плечами без малого три десятка трупов. В то, что она работает сразу на три стороны и ни разу не попалась на этом.

Как никто не поверит, что прачка на самом деле богаче многих дворян, а в знаменитом переднике спрятаны сразу четыре ножа.

При этом Ульга на самом деле спящий агент совсем другой организации. И, отстирывая соус с дворянских панталон, улыбчивая толстушка ждет условного знака.

Чтобы наконец-то ввергнуть Нудмер в пучину долгожданного и желанного хаоса.

 

Фаор, уборщик

Айлур редко допускают до Нудмерона, дружина и стража гоняет кошек почем зря, и павший народ частенько отвечает напыщенным дворянам тем же. Но Фаор был рожден в башне и всю свою жизнь работает на её благополучие.

Мать Фаора была простой кухаркой, которая готовила блюда айлурской кухни для самых взыскательных гостей барона, а отец… пожелал остаться неизвестным, изнасиловав его мать и скрывшись в темноте.

Всю свою жизнь Фаор был далек от своих собратьев и занимался только тем, что тщательно и прилежно выметал мусор, вытирал пыль и мыл полы. Со временем, его заметил кастелян и повысил до старшего уборщика, вручив безродному коту в управление целый штат людей.

Теперь Фаору приходится не столько убираться, сколько следить за уборкой других. Это расстраивает кота, ему куда больше нравилось одиночество и честная работа, чем профессия надсмотрщика. Но старшему уборщику платят куда больше, чем обычному слуге и потому айлур терпит. Ведь две трети жалования уходит далеко за стену, в Заверть, где на эти деньги пытаются выжить другие айлур, которым повезло куда меньше.

 

Санивар, дружинник

Санивару недавно стукнуло двадцать девять лет, и он знает, что жить ему осталось ровно год. Все мужчины в его роду умирает, когда им исполняется тридцать лет. Колдуны и знахари, астрологи и жрецы оказали бессильны объяснить, что за проклятье лежит на роду Санивара. И оттого он просто проживает этот год, словно последний.

Каждую ночь дружинник пускается во все тяжкие, не боясь ни болезней, ни проблем. Но каждый день он все ещё ищет ответ, что же за рок тяготеет над его родом. Его уже мало интересует собственное спасение, только ответ на вопрос: почему.

И тот, кто найдет ответ может рассчитывать на абсолютную, безоговорочную верность отчаявшегося дружинника.

 

Аннаис, блаженная

Аннаис твердит о пламени, что низвергнется с небес. О огненном дожде, о стрелах, что пронзят мир и оставят его умирать, истекая кровью. Она бродит по Нудмерону и кричит о ветрах, что придут, сметая все на своём пути. О земле, что перестанет рожать, о воде, что превратится в яд.

О невидимой смерти, что превратит процветающие города в общие могилы.

Ее крики раздражают многих. Но каждому дружиннику, каждому слуге дан недвусмысленный приказ: не трогать Аннаис, чтобы она не делала. Даже если она будет бегать за кем-то с ножом никто не имеет права останавливать ее.

С подобной вседозволенностью Аннаис могла бы совершить многое. Проникать в запрещенные места, воровать деньги и бумаги, заполучить блаженную в свои агенты мечтает каждая сторона Нудмерского конфликта, но девушку не интересуют мирские богатства.

Она видит каждую ночь как мир сгорает в божественном огне, и каждую ночь она горит вместе с ним.

Но даже сама Аннаис не знает очень важный нюанс, который столь важен для её неизвестного покровителя. Картины, что являются бедной девушке вовсе не картины будущего.

А далёкого-далёкого прошлого.